Содержание   •  Сайт "Ленинград Блокада Подвиг"


Никитин М. Н. Партизанская война в Ленинградской области. Советские партизаны — помощники Красной Армии


Советские партизаны — помощники Красной Армии

В Отечественной войне у Красной Армии и у советских партизан одна цель — добиться скорейшего разгрома коварного врага. В операциях частей Красной Армии и советских партизан существует полное взаимодействие, и это даёт большие результаты.

В годы гражданской войны в России взаимодействие партизан и Красной Армии сыграло громадную роль: партизаны помогли Красной Армии разгромить многочисленные полчища контрреволюционеров и интервентов. «Красная армия победила потому, что в тылу белогвардейских армий, в тылу Колчака, Деникина, Краснова, Врангеля орудовали в подполье замечательные большевики, партийные и непартийные, которые подымали на восстание рабочих и крестьян против интервентов, против белогвардейцев, подрывали тылы врагов Советской власти и, тем самым, облегчали продвижение Красной армии. Всем известно, что партизаны Украины, Сибири, Дальнего Востока, Урала, Белоруссии, Поволжья, подрывавшие тылы белогвардейцев и интервентов, оказали Красной армии неоценимую услугу» («Краткий курс истории ВКП(б)»).

С первых же дней своей борьбы с немецкими захватчиками партизаны рассматривали себя как помощников Красной Армии и старались свою деятельность подчинить тем задачам, тому плану, который стоял перед Красной Армией.

«Помощь партизан Красной Армии в её борьбе с немцами огромна, — говорит товарищ Калинин, — и удары партизанских отрядов по фашистам приобретают всё большее значение в стратегии войны. Несомненно, такие результаты дают моральное удовлетворение партизанам. Тесно взаимодействуя с армией, партизаны тем самым не только усиливают свои удары по врагу, но и предпринимают более обширные и тактически сложные операции, выбивают целые немецкие гарнизоны из деревень и районных центров, освобождают от оккупантов значительные территории, восстанавливают в тылу немецких войск советскую власть — власть не мирного времени, а ощетинившуюся всеми доступными видами вооружения для борьбы с заклятым врагом. Недаром поэтому в первомайском приказе Народного Комиссара Обороны тов. Сталина, наряду с директивами регулярным частям Красной Армии, даются боевые задания партизанам и партизанкам».

Помощь, оказываемая партизанами Красной Армии, очень существенна. Находясь в тылу врага, они выявляют огневые точки противника, узнают расположение его штабов, гарнизонов, численность войсковых соединений; будучи в курсе переброски врагом войск, они доставляют эти сведения командованию частей Красной Армии. Прекрасно зная местность, партизаны помогают частям Красной Армии выходить из окружения, отбивают раненых красноармейцев, попавших в плен.

Деревню М. немцы превратили в опорный пункт, построили целую систему огневых точек. Чтобы сохранить в секрете военные сооружения в этом пункте, они никого из деревни не выпускали, а тех, кто самовольно пытался выбраться из селения, расстреливали. Партизан С., зная, что часть Красной Армии должна наступать на эту деревню, несмотря на смертельную опасность, ночью ушёл из деревни и доставил командованию Красной Армии точные сведения об огневых точках и живой силе врага. Этим отважный партизан помог Красной Армии разгромить укреплённый немецкий пункт.

В Н-ском районе партизанский отряд под командованием К. провёл в тыл противника крупное соединение наших войск, которое вместе с партизанами окружило группировку фашистских банд и полностью уничтожило её. В результате этой операции наши войска заняли пункт В. В.

В условиях наступательных действий партизаны помогают Красной Армии гнать врага на запад. Истребительные группы из местного населения вместе с отрядами и группами партизан разрушают коммуникации противника, закрывают пути его отступления, уничтожают фураж и т. д.

В Поддорском районе перед наступлением частей Красной Армии население и партизаны создавали врагу всевозможные затруднения по вывозу техники и имущества. На территории Н-ского сельсовета, например, в течение одних суток были сделаны лесные завалы на всех без исключения дорогах.

Но партизанские отряды проводят также и самостоятельные операции. При этом они действуют не изолированно друг от друга, а в постоянной взаимосвязи, оказывая друг другу помощь. Для выполнения боевых операций выделяют из одного отряда в другой проводников, хорошо знающих данную местность, отряды снабжают друг друга оружием, боеприпасами. При заготовках продовольствия учитывают нужды не только своего, но и других отрядов.

В современной войне враг вводит в действие большие силы и по людскому составу и по техническому оснащению. Враг обладает маневренностью, он ещё способен накапливать большие силы и на отдельных участках вклиниваться в нашу оборону и даже наступать. От народных мстителей требуется не только бесстрашие, но и умение ориентироваться в различных условиях, смекалка и хитрость. Советские партизаны изучили тактику и повадки немецких войск и теперь с успехом противопоставляют им свою боевую тактику. Партизанская борьба в тылу немецких захватчиков приобрела сейчас большую манёвренность и гибкость.

В партизанских отрядах ведутся занятия по изучению современной военной техники, несению караульной службы и тактическим методам борьбы партизан — организации засад, налетов, действиям подвижных групп.

Партизаны наносят удары врагу там, где он их меньше всего ожидает. Спокойно чувствовали себя и не ожидали нападения фашистские танкисты, расположившиеся с машинами в лесу, недалеко от посёлка Т. Фашисты окружили свой лагерь часовыми. Но отряд партизан под командованием Н. учёл, что на этой стояние фашисты не ожидают нападения. Ночью партизаны потихоньку подкрались к расположению немецких танкистов, бесшумно сняли часовых, истребили спавших танкистов, взорвали 2 средних и 3 лёгких танка и угнали в лес одну легковую машину.

При широкой поддержке населения партизаны вездесущи. Пробираясь им одним известными лесными тропами, они незаметно появляются то в одном, то в другом пункте района, производят тщательные разведки и внезапно, как гром среди ясного дня, обрушиваются на головы фашистов.

Засады на дорогах, около мостов, в оврагах, в лесу, в деревнях являются весьма действенными в борьбе партизан с немецкими захватчиками.

В Н-ском районе партизанским отрядом в 25 человек, состоявшим исключительно из крестьян, руководил 50-летний колхозник. Этот отряд узнал, что 3 автомашины с немцами и группа мотоциклистов пойдут из деревня В. в Н-ский район. Партизаны немедленно устроили в лесу засаду. Как только из-за поворота дороги показалась первая автомашина и поравнялась с засевшими в кустах партизанами, командир отряда дал сигнал, — в машину полетели гранаты, шофёр был убит. Остановившиеся на дороге машины преградили путь остальным. Две машины пробовали повернуть обратно, но не могли развернуться из-за узости дороги. Партизаны продолжали стрелять и бросать гранаты. В результате все три автомашины и семь мотоциклов были разбиты. Ни один бандит не ушел, все 32 фашиста были уничтожены. Партизанский отряд не потерял ни одного человека.

Зная условия местности и повадки врага, партизаны пользуются иногда самыми на первый взгляд неожиданными приёмами для выполнения боевого задания. Однажды на шоссейной дороге близ Б. Т. партизанский отряд, которым командовал тов. У., уничтожил 30 немецких мотоциклистов. Партизаны устроили засаду на поляне близ дороги. Когда немецкие мотоциклисты приблизились, партизаны выпустили на поляну несколько поросят и кур. Мародёры, оставив мотоциклы, бросились за лёгкой добычей. Партизаны, сделав несколько залпов, кинулись на фашистов и уничтожили их.

Всё чаще и чаще партизаны пользуются при налётах на врага испытанным методом: достают «языка», от которого узнают пароль немецкой воинской части и затем совершают нападения на врага. В Н-ском районе Ленинградской области в феврале 1942 г. таким дерзким методом был произведён налёт партизан на деревню Т., где засел фашистский отряд «СС» численностью в 400 человек. Партизаны захватили в плен двух фашистов из этого отряда. От них узнали пароль, действующий в деревне. И вот группа партизан в количестве 40 человек налетела на деревню. Партизаны забросали дома, в которых находились фашисты, гранатами. От взрывов погибло много бандитов. Оставшиеся в живых бросились бежать, но их настигали пули партизан, занявших все выходы из деревни. В итоге налета уничтожено 315 фашистов.

«Чтобы добиться крупного успеха в своих боевых делах, партизаны должны действовать внезапно, стремительно, не давая врагу возможности одуматься, занять боевой порядок, притти в себя. Внезапность при нападении — основное условие победы». Партизан неуловим. Это про него сложили в деревнях частушку:

Страшен он — неуловимый!
Окружат — меж рук уйдёт!

О неуловимости и прекрасном вооружении советских партизан вынуждены говорить сами враги. Так, в немецкой газете «Националь Цейтунг» фашистский командир карательной роты «СС» пишет: «Сколько лишений и страха пережили мы за эти месяцы борьбы с партизанами, но до сих пор отряд разыскать не удалось. Совершая нападения на железные дороги, мосты, обозы, воинские колонны и полицейские отряды, партизаны остаются неуязвимыми, скрываясь в лесу. Вчера вечером пришли в деревню, соединились на её околице с другими ротами. Внезапно на улицах деревни начинается стычка с партизанами. Население деревни становится на их сторону. Мы, конечно, ответили позже населению, как полагается. Подобная судьба постигла в последующие дни все деревни, гостеприимно принимающие партизан. Утром мы углубляемся в лес на два с половиной километра. Вдруг отовсюду начинается жестокий огонь. Многие наши солдаты падают убитыми и ранеными. Начинается ожесточённый бой. Все преимущества на стороне противника, так как он почти невидим и имеет хорошее оружие. Приходится вызывать самолёты, однако партизаны пробиваются через наши линии». Партизаны нападают на обозы противника, которые обычно передвигаются в тылу всегда под большой охраной. Но не помогает никакая охрана. У партизан на обозы с боеприпасами — особый нюх. Недаром по этому поводу сложилась поговорка в оккупированных районах Ленинградской области: «На то и немец с обозом, чтобы партизан не дремал».

Для внезапного нападения партизану необходимо учитывать время, действовать быстро, как говорят, «на-коротке». При действии «на-коротке» громадное значение приобретает умение пользоваться автоматическим оружием, гранатой, взрывчаткой.

Новой формой партизанской борьбы в колхозах, деревнях и селах на оккупированной немцами территории явились созданные партизанами небольшие боевые группы. Эти группы охраняют населённые пункты от набегов фашистских мародёров, одновременно ведут борьбу с предателями, гитлеровскими агентами и заботятся об установлении порядка в селении. Они несут военизированную охрану деревень и сёл, задерживают и передают в руки партизан всех подозрительных лиц, истребляют фашистов. Эти группы носят различные названия: «боевые истребительные группы», «отряды самообороны», «отряды народного ополчения» и т. д. Боевые группы нельзя ещё назвать регулярными партизанскими отрядами, но в ряде случаен они уже выступают как активные помощники партизанских отрядов в проводимых последними крупных операциях по уничтожению немецких гарнизонов, по организации засад и т. д.

Летом 1942 г. в Ленинградской области возникло движение «охотников» за немецким зверьем. Оно зародилось после того, как была разгромлена немецкая карательная экспедиция, посланная в Партизанский край, и когда враг перешел к обороне. Сущность этого движения заключается в том, что небольшая группа партизан проникает в глубокий тыл врага, выслеживает там гитлеровцев и убивает их, К осени 1942 г. группы «охотников» существовали во всех партизанских отрядах.

Насколько эффективны действия «охотников», показывает такой факт. Две группы «охотников» из Н-ского партизанского отряда, которым командует С., за 3 дня своих действий уничтожили 11 фашистов. «Охотников» так много, что командирам отрядов приходится устанавливать очередь при назначении на «охоту».

Партизанские отряды уже не ограничиваются стрельбой по врагу из засад, уничтожением его техники и живой силы, — теперь смелые партизаны активно нападают на места расположения оккупантов, нападают на железнодорожные станции, на фашистские гарнизоны, на города.

Партизанский отряд под командованием товарищей Т. и К. произвёл смелый налёт на железнодорожную станцию С, в Н-ском районе. Партизаны уничтожили четыре мотодрезины, в том числе одну бронированную, и перебили большой фашистский отряд. На продолжительное время было прервано железнодорожное движение на этом участке, Для охраны пути немцы пустили на железнодорожную линию паровоз с двумя бронеплощадками. Но партизаны обстреляли паровоз из пушки и продолжали контролировать железную дорогу. Взбешенные фашисты выслали на линию мощный бронепоезд, который в течение нескольких часов беспорядочно обстреливал лес. Партизаны же удачно передвинулись на другой участок, а немцы, по существу, палили из пушек бронированного поезда по белкам.

В феврале 1942 г. партизанские отряды под командованием товарищей В. и О. внезапно напали ночью на немецкий гарнизон, расположенный в оккупированной деревне Н. Партизаны быстро подавили огневые точки противника, а затем гранатами и штыками принялись выбивать гитлеровских вояк из домов. Фашистские офицеры и солдаты пытались спастись бегством, но это им не удалось: партизаны из засады метким огнём расстреливали выбегавших гитлеровцев и в течение короткого времени полностью уничтожили их. Бой закончился крупной победой партизан: немцы потеряли убитыми 20 офицеров и 150 солдат; партизаны захватили станковый пулемёт, 10 автоматов, 46 винтовок, несколько десятков гранат и другие трофеи. Деревня была очищена от оккупантов.

Ещё более сильный удар по немецко-фашистским захватчикам был нанесён 21 февраля 1942 г. Партизаны ночью ворвались в крупное селение Н. и овладели им. В результате партизаны истребили 652 немецких солдата и офицера, уничтожили 13 огневых точек, большой склад боеприпасов, взорвали железнодорожный мост через реку Ш., захватили значительные трофеи и передали командованию Красной Армии важные сведения.

Налёт народных мстителей в 1942 г. на город X. представляет собой одну из крупнейших операций партизан Ленинградской области. Приводим запись из дневника смелого партизана Ш., участвовавшего в этом походе.

«14 января. Хилая хата. Стены промёрзли. На сене, которым наглухо закрыты окна, повисли сосульки. Затопили печь. По хате пошел морозный туман. Сыро. Холодно, Ощущение неприятное. Отряд переживал тяжёлые испытания в зимнюю непогоду.

Командира Зиновьева и комиссара Т. вызвали в штаб. Мы их ждали с новостями, которых они привезли немало.

В соответствии с приказом нашему отряду в тот же день была дана задача: к вечеру 17 января занять деревню М., расположенную в 8—10 километрах от X., и ждать распоряжений.

К выполнению приказа отряд приступил 15 января. В шесть часов утра мы снялись с хутора Ш. О. и направились по назначенному маршруту.

Стоял сильный январский мороз, холод доходил до 38— 40 градусов. Дорога дальняя, надо было проехать около 200 километров. Ехали круглые сутки. Чтобы не замёрзнуть, бежали за лошадьми, лишь изредка присаживались на сани. Через 15—20 километров устраивали привалы, чтобы хоть немного передохнуть и накормить лошадей.

Так мы ехали 3 дня и 3 ночи. 17 января к вечеру уже выполнили первую часть задания — сосредоточились в назначенном месте и в указанное время. Несмотря на далекий путь, мы нигде не попались на глаза немцам, хотя их карательные отряды всюду рыскали по деревням и дорогам.

Наступление на город X. было назначено без каких-либо особых сигналов в три часа ночи с 17 на 18 января. Обогревшись и покормив лошадей, отряд направился на исходный рубеж, находившийся почти у самого города. Город надо было обойти кругом и произвести нападение с тыла противника.

Больших трудов стоила отряду переправа через реку Л. Выйти на дорогу мы не могли, наблюдалось беспрерывное движение немецких автоколонн. Кроме того, успех нашего наступления зависел от внезапности нападения.

Огромные отвесные берега реки заставили нас задержаться. Несколько раз приходилось почти отвесно спускаться с берега, буквально на себе переносить лошадей и обоз.

Эти трудности усложнялись бездорожьем: продвигались по глубокому снегу.

Тщетны были наши попытки найти удобные спуск и подъём. Измучили лошадей и до невозможности устали сами. Выбрались с помощью колхозницы, которая согласилась быть проводником и глубокими канавами вывела нас на противоположный берег.

Через два-три часа тяжёлого пути отряд достиг большого тракта X.—Т. По этой дороге мы и направились дальше к городу.

В 3 часа должен был начаться штурм города; к этому времени наш отряд подъезжал к условному пункту.

Тишина. Ни говора, ни шопота. Лишь изредка пофыркивали лошади да резко скрипели сани.

В ста-ста двадцати метрах от города находится льнозавод. Как только наш отряд приблизился к нему, раздалось несколько выстрелов по передним подводам. Мы остановили колонну и, рассыпавшись по снегу, приняли боевой порядок. Оказалось, что головные подводы отряда были обстреляны немецкими патрулями.

Прошло несколько минут. Вдруг послышался резкий оклик немецкого солдата:

— Хальт!..

Не получив никакого ответа, группа немецких бандитов открыла беспорядочный огонь по нашей колонне.

Отправив в тыл лошадей и притаившись у стен льнозавода, штаб нашего отряда уточнял план вступления в город. Четверо рабочих примкнули к нам и указали расположение немецких постов и патрулей, а также улицы, где находились немцы.

Нашему отряду была поставлена боевая задача — разгромить комендатуру, уничтожить охрану и занять тюрьму, освободив всех заключенных, томящихся в фашистском застенке.

Командир отряда Василий Иванович Зиновьев тут же дал конкретную задачу каждому партизану в отдельности:

— Начальнику штаба Ш., бойцам-партизанам И. и Г. итти правым флангом, первыми ворваться в город, бесшумно уничтожить охрану, открыть тюрьму и выпустить заключённых. Товарищи С. и М. идут со мною на дистанции 15—20 метров от первой тройки. Комиссар отряда Т. идёт в середине колонны с товарищами В. и И. Пулеметчики идут с Ш. и по его приказу ведут огонь по противнику.

Рассыпавшись длинной цепью, весь отряд медленно и осторожно пошёл к городу. По глубокому вязкому снегу предстояло пройти примерно километра полтора-два. На подступах к городу — открытая, ровная местность.

Местами глубина снега доходила до метра. Правофланговой тройке пришлось ползти по занесённым снегом кустам. Иногда карабкались на четвереньках, чтобы выбраться на поверхность.

В городе поднялась тревога. Было слышно, как немецкие офицеры подавали какую-то команду. Рыская взад и вперёд, фашистские бандиты засыпали нас ракетами. При каждой вспышке ракеты мы, с целью маскировки, мгновенно падали на снег.

Последние несколько метров двигались ползком. И как только приблизились метров на 20 к крайним домам города, на отряд обрушился шквальный огонь вражеских автоматчиков. Защёлкали пулемёты, засверкали искры от разрывных пуль. В этот момент, казалось, нельзя было поднять головы. Товарищ Зиновьев во весь голос подал команду:

— По врагам родины, по озверелым фашистским извергам — огонь!

Частая дробь заставила фашистов уменьшить огонь. В их рядах — явное замешательство.

Воспользовавшись этим, группа отважных партизан с криками «ура», «бей фашистских гадов» бросилась в атаку. Людоеды не выдержали смелого натиска народных мстителей и откатились назад. Мы ворвались в город. Начался ожесточённый уличный бой.

С чердаков домов строчили немецкие автоматчики. Уничтожая немцев на улицах, у домов, у заборов, отряд продвигался вперед.

Посреди широкой улицы стояла большая колонна немецких автомашин. Фашисты засели в них и строчили трассирующими и разрывными пулями. Отсюда они несколько раз поднимались в атаку, но под дружным отпором наших бойцов каждый раз отбрасывались обратно, неся большие потери. В результате упорного боя партизанами была захвачена колонна автомашин и заняты комендатура и тюрьма.

Больше часа бились мы, чтобы ворваться в здание тюрьмы. Фашисты из-за стен тюрьмы бросали в нас гранаты. Бандиты получили подкрепление. Дальнейшее продвижение нашего отряда стало невозможным. Командир дал команду залечь, окопаться и уничтожить наседающего врага.

Снова завязалась ожесточённая перестрелка. Враг находился метрах в 10—15. Разорвалось несколько гранат, брошенных немцами. Разрывными пулями ранило троих наших боевых товарищей. Партизанские ряды с каждой минутой редели.

Уличный бой продолжался около трех часов. Товарищ Зиновьев снова подаёт команду:

— Братцы, товарищи,—вперёд! Бей фашистов!

Командир приподнялся, мы за ним устремились вперёд, на врага. И тут началось что-то потрясающее. Озверелый враг пустил в ход все огневые средства: пулемёты, автоматы, винтовки, гранаты.

У всех на глазах вражеская пуля пронзила грудь нашего славного командира Василия Ивановича Зиновьева. Он упал на твёрдую, промёрзшую дорогу. Падая успел крикнуть комиссару отряда:

— Товарищ комиссар, я ранен!

Мы бросились на помощь командиру. Подползаем. Присев на корточки и приподняв его голову, я обратился к товарищу Зиновьеву:

— Василий Иванович, товарищ командир!?

Но на этот раз наш боевой товарищ ничего не ответил. Его голова беспомощно повисла. По цепи прокатился суровый говор:

— Товарищи, наш командир Василий Иванович Зиновьев убит!

...Сила безудержной ненависти к врагу понесла нас вперёд. У всех было одно желание — отомстить проклятым немцам за дорогую жизнь командира. И почти в упор с плеча я бью одного из подкрадывающихся к нам фашистских гадов. Он падает на землю. Другого укладывает метким выстрелом тов. С. «Это за командира», — говорит он.

Два фашиста подкрались к нашей передовой обороне. Один уже стал снимать с плеча винтовку, чтобы уничтожить самого молодого в нашем отряде партизана, Юру. Но, заметив это, партизан С. в один миг вскинул на руку винтовку и в упор выстрелил фашистскому негодяю прямо в живот. Враг упал, забился в предсмертных судорогах, взывая о помощи. Но поздно! Другой негодяй упал от меткого выстрела В.

В огне большой перестрелки два боевых друга, два товарища жмут друг другу руки:

— Ну, Саша, спасибо тебе за товарищескую выручку. Я только сейчас по-настоящему узнал, что был на краю гибели,— говорит Юра, пожимая руку боевому товарищу.

— Ну, что ты, Юра, за что? Я только выполнил свой боевой долг. Так и быть должно, — отвечал тов. И. — Я вот доволен, что уложил этого гада,— заканчивает он, показывая на труп немецкого солдата.

Бой нарастал с новой силой. Фашистские бандиты всё время получали новые партии подкрепления. Три раза они поднимались и пытались итти в атаку. Но враг не сумел сломить воли и мужества небольшой группы партизан, Участились взрывы вражеских гранат. При каждом взрыве приходилось прятать голову. Однако было ясно, что в данное время наша жизнь зависела не от укрытий, а от решительного натиска на врага. И мы с новой силой обрушили весь свой огонь на врага. Враг пешим строем шел в психическую атаку. С криками и воплем, оставляя на дороге новые десятки трупов, фашисты откатывались за стены тюрьмы.

На рассвете нас стали ловить на мушку чердачные немецкие «кукушки». С одного дома строчили до тех пор, пока мы не обнаружили и не изрешетили бандита. Враг стал маневрировать. Он пытался было обойти нас с тыла, но мы разгадали и этот фашистский замысел.

В неравной и долгой схватке был смертельно ранен разрывными пулями в руку, ногу и живот парторг отряда Селецкий. Он напрягал все силы, чтобы превозмочь боль, перебороть смерть. Но от тяжёлых ран товарищ Селецкий скоро скончался.

Через несколько минут очередью разрывных пуль перебило ногу боевому другу — партизану Иванову. Он сначала молчал и смотрел, как горячая кровь струями лилась из его ран. Превозмогая страшную боль, умирая, он нашёл в себе силы и мужество крикнуть своим боевым друзьям:

— Товарищи, я погибаю. Вперёд! Отомстите фашистам!

Враги вывели из строя ряд боевых товарищей. Теперь уже было ясно, что оставшаяся семёрка не сможет больше выдержать натиска врага.

Посоветовавшись с комиссаром отряда, мы решили отойти, Но во что бы то ни стало сохранить жизнь оставшимся в отряде бойцам.

Отстреливаясь, мы начали отходить. Пройти обратно улицами уже было невозможно. Враг бил с перекрестков улиц и с чердаков.

Мы направились к огородам и садам. Задворками, по глубокому снегу, кое-где ползком, добрались до окраины города. И, как только вышли на чистое поле, со всех концов города на нас снова обрушились очереди из пулеметов и автоматов. Тут был ранен в ногу партизан М. Под ураганным обстрелом мы все-таки выбрались снова на большую дорогу и были уже в относительной безопасности. Чтобы не дать врагу возможности пуститься в погоню за нами, мы взорвали мосты, сделали завалы и заминировали дороги.

Дорого обошлась бандитам жизнь нашего славного командира Василия Ивановича Зиновьева и других боевых товарищей-партизан, павших смертью храбрых в этом жарком бою!

В схватке за город X. партизаны истребили свыше 500 немецких солдат и офицеров, уничтожили 50 автомашин, убили коменданта города и его заместителя, разгромили радиоузел, комендатуру. Улицы, где происходил бой, были сплошь усеяны трупами фашистов.

Прощаясь с нашими друзьями, павшими в этом бою. мы не плакали, а клялись мстить и мстить врагу!

Мы пели во весь голос, чтобы слышали и наши друзья и наши враги:

Мы крепки, как скала!
Нас нельзя сломить,
Потому что Сталин
Научил нас бороться и житъ!..»

Действенным методом в борьбе с фашистскими захватчиками является организация диверсий, взрывов поездов, дезорганизация транспорта, которые проводятся боевыми подрывными группами.

Взрывчатка — это важнейшее средство в борьбе партизан. Оперативность, гибкость подрывной группы, мастерское владение взрывчаткой и другими подрывными средствами, умение ориентироваться в местности при любых условиях, в любое время года, днем и ночью — вот главное, на что направлено в настоящее время внимание партизан. Партизаны накопили громадный опыт по взрыву вражеских поездов, железнодорожных мостов и путей. Каждый день приносит всё новые и новые сведения о спущенных под откос поездах, о взорванной технике врага, об истребленных при взрывах гитлеровских солдатах и офицерах.

Народному мстителю Ф. и его группе было дано задание: на Н-ской железной дороге на известных перегонах сбросить под откос вражеский эшелон. Чтобы выполнить это задание, надо было пройти в одни конец около 60 километров. На пути имелись немецкие гарнизоны, и надо было форсировать две речки. Несмотря на всё это, группа благополучно достигла железной дороги и произвела крушение воинского эшелона.

Чтобы узнать тактику немцев при движении поездов, надо было произвести разведку наблюдением. Полные сутки велось это наблюдение. Было установлено, что, при переходе эшелона к фронту, немцы вначале пускают бронированную дрезину с командой для проверки пути, а затем, когда дрезина возвратится обратно, пускают поезд. Надо было успеть в оставшееся время: до прохода поезда подготовить взрыв.

Вечером 12 мая 1942 г. группа партизан заложила взрывчатку. Чтобы при взрыве паровоз свалился, под один из рельсов было положено больше взрывчатки. На расстоянии 400 метров от места взрыва выслали секрет, в задачу которого входило подсчитать вагоны, установить груз и при приближении паровоза к месту взрыва дать сигнал посредством электрического фонарика. Всё это было тщательно организовано и продумано. Взрыв произведён удачно. Под откос спущено: паровоз, 9 платформ с танками и орудиями и 12 вагонов с боеприпасами. Взрывами снарядов и пожаром было всё уничтожено или приведено в негодность.

Группа подрывников благополучно возвратилась на базу в отряд. Крушение эшелона на этом участке дороги привело немцев в дикую ярость; они арестовали 10 человек мирных жителей; расстреливали всех, кто попадался из населения вблизи железной дороги.

Диверсионная работа поставлена в центре внимания и Н-ского партизанского отряда. Проследим деятельность подрывников этого отряда за весну и лето 1942 г.

10 мая. Группа бойцов, в количестве 5 человек, во главе с командиром отделения О. на перегоне М.—В. пустила под откос воинский эшелон немцев с 6 вагонами боеприпасов и 2 вагонами лошадей. От сильного взрыва весь состав сгорел.

18 мая. Другая подрывная группа этого же отряда на перегоне В. — М. Н-ской железной дороги пустила под откос поезд, ремонтировавший железную дорогу. В результате взрыва Уничтожен паровоз и 2 платформы с ремонтным оборудованием, а также весь людской состав ремонтной бригады.

В тот же день, на том же перегоне взорван железнодорожный мост, а на другом перегоне той же дороги нарушена связь в трех местах, общим протяжением в 1 километр.

1 июня. Нарушена связь в четырёх местах на перегоне С.—К., общим протяжением до 2 километров.

9 июня. Пущен под откос воинский эшелон на перегоне М.—П. Уничтожено 10 вагонов с живой силой противника и 2 вагона с боеприпасами.

15 июня. Пущен под откос воинский эшелон на перегоне М.—В. На этот раз уничтожено 7 пассажирских вагонов, много товарных вагонов, набитых гитлеровцами, и несколько платформ, гружённых тракторами и автомашинами. Уничтожено более 300 немцев.

21 июня. Взорвано железнодорожное полотно между станциями В. и М.

Подрывная группа партизан, действующая на Н-ской железной дороге между Т. и М., каждую ночь производила один-два взрыва и приостанавливала движение поездов.

26 августа. Несколько групп партизан за четыре дня пустили под откос 6 воинских эшелонов гитлеровцев. В результате крушений разбито 4 паровоза и свыше 150 вагонов и платформ с военной техникой, боеприпасами и живой силой противника.

В это же время ленинградские партизаны из отрядов, которыми командует В., пустили под откос 3 немецких эшелона. В результате крушений разбито и повреждено 3 паровоза и 22 вагона. Убито и ранено много вражеских солдат и офицеров. Сколько нужно иметь смелости, отваги и презрения к смерти., чтобы под носом врага взорвать мост, чтобы сжечь переправу! В стихотворении Павла Шубина «Партизанская» говорится об этом умения, бесстрашии партизан при совершении диверсии:

Высоки моста пролёты,
Тонут фермы в облаках.
Шесть немецких пулемётов
На шести его быках.

Даже ласточек залётных
Не увидишь на мосту:
Шесть расчётов пулемётных
Днём и ночью на посту.

И от страха злее чорта,
Не надеясь на солдат,
От расчёта до расчёта
Ходит обер-лейтенант.

А на небе гаснут звёзды,
Над болотами — туман.
По траве высокой к мосту
Подползает партизан.

Смотрят немцы — всё в порядке,
Нет опасности нигде.
Тихо с ящиком взрывчатки
Партизан сидит в воде.

Словно кончик папиросы.
Шнур дымится у быка,
А река уже уносит
Партизана-смельчака.

Он глядит из трав болотных,
Как летят в дыму густом
Шесть расчётов пулемётных
Вслед за взорванным мостом.

Не видать им Ленинграда,
Не топтать лесных полян...
Возвращается к отряду
Ленинградский партизан.

Совершая диверсии, партизаны и партизанки стойко преодолевают препятствия и затруднения. Ни белые летние ночи, когда труднее укрываться от часовых, ни тёмные осенние ночи, когда северные ветры, дожди и промозглая сырость пробирают до костей, — ничто не останавливает народных мстителей.

В ночь с 28 на 29 июня 1942 г. смелую диверсию совершила подрывная группа партизанского отряда, руководимого Д. Эта диверсионная группа состояла из пяти товарищей, среди которых была одна партизанка. Диверсия произведена на перегоне между станциями Т. и М. Н-ской железной дороги.

Ночь была короткая и светлая. Пришлось принять меры предосторожности, чтобы на виду, буквально под носом немецкой охраны совершить дерзкую диверсию. Несмотря на то что по полотну железной дороги непрерывно шагали двое часовых, партизаны сумели заложить в двух местах более 10 килограммов взрывчатого вещества и протянуть в нужном направлении шнур.

Притаились смелые народные мстители, ждут вражеского поезда. Через каждые 20—25 минут по полотну проходят немецкие патрули. Какими бесконечно долгими кажутся эти минуты. Минёр В. смотрел на железную дорогу, спускавшуюся по отлогому уклону, и вспоминал, как два-три года тому назад проезжал по этой же дороге, возвращаясь из дома отдыха В памяти воскресали живые люди, счастливое время, но воспоминания мгновенно оборвал отдаленный шум поезда. Шуи нарастал. Через минуту-другую партизаны увидели вдали поезд, быстро несущийся по уклону. Усиливался, становился всё более отчётливым шум грохочущих колёс. Поезд приближался. Уже виден был паровоз, а за ним длинный состав вагонов. По мере приближения к роковому месту паровоз развил бешеную скорость и, казалось, намеревался перескочить через угрожавшую ему опасность. «Не пройдёт! Рви!.. Давай!.. Туда его, собачью кровь!»—вырвалось у минёра, и в это же время раздался страшный взрыв. Казалось, что весь лес, все разом рванулось с мест, поднялось на десятки километров ввысь и разом рухнуло на землю. За первым взрывом один за другим беспорядочно раздавались новые взрывы — то рвались вагоны, гружённые боеприпасами. Яркое пламя растворилось в молочной белизне ночи, а вслед за этим всё закутал густой чёрный дым.

Послышались крики, стоны гитлеровцев.

В эту ночь народные мстители взорвали вражеский поезд, следовавший на Ленинградский фронт. Было разрушено 45— 50 вагонов, набитых немецкими солдатами и офицерами, танками, пушками и боеприпасами. Большинство вагонов разлетелось в щепы, некоторые загорелись. Взрывами было уничтожено 500 немецких солдат и офицеров, испорчены все танки я артиллерия. На продолжительное время было прервано сообщение по железной дороге.

Так народные партизаны громят врага на его коммуникациях. Эта диверсия на железной дороге не единичная.

28 июня 1942 г. диверсионной группой товарищей Ф. и С. на Н-ской железной дороге было организовано большое крушение воинского эшелона, в результате которого паровоз и 20 вагонов с войсками и грузом разбиты.

7 сентября 1942 г. совершена крупная диверсия на Н-ской железной дороге в другом районе. Подрывная группа из отряда, в котором до его геройской гибели сражался славный народный мститель Бородулин, пустила под откос воинский эшелон. Паровоз и 52 вагона были разбиты.

Крупнейших успехов достигли отряды под командованием товарищей В. и Т. Только в течение одного месяца, как отмечает Советское Информбюро в утреннем сообщении от 7 апреля 1942 г., они «уничтожили 770 гитлеровцев. Бойцы партизанских отрядов организовали два взрыва железнодорожного полотна и заминировали дороги. На минах взорвались 30 автомашин с грузом и пехотой противника».

Партизаны и партизанки под командованием товарищей В. и О. только за июль месяц 1942 г. произвели крушения 25 воинских поездов.

Партизан Ш. рассказывает, как народные мстителя произвели большое крушение:

«К вечеру пятёрка выступила. Пустить под откос вражеский поезд было решено неподалёку от полустанка Б., близ деревни Н.

Пройти надо было от нашего лагеря 20 километров. Шли быстро, без привалов. Балабашку несли поочерёдно. Перейдя вброд речку около деревни Д., группа остановилась на одном из хуторов, чтобы переждать день и сделать разведку. До железной дороги оставалось не больше двух километров. Решено было понаблюдать за движением поездов.

Отдыхать нам давно не приходилось. В хлеву ничего, кроме навоза, не было. Но мы принесли доски, солому и тут же устроились. Поочерёдно несли караул. Как бы, думаем, не зашёл на наш хутор фашист. Тем более что Б. и С. взорвали железнодорожное полотно. Та группа пробиралась к дороге мелким кустарником, а мы решили на этот раз делать взрыв на совершенно открытой местности. Враг, думаем, будет поджидать в кустах, а мы его подождём на чистом месте. Кто кого — посмотрим!

Мы хорошо знаем, что место для крушения выбрали опасное. Справа, в полукилометре — фашистский гарнизон, слева железнодорожный мост, усиленная охрана. Малейшая неосторожность грозила гибелью, тем более что все наши пути отхода хорошо патрулировались вражескими мотоциклистами.

День тянулся. Фашистские поезда шныряют туда и обратно. Беспокоимся: ходят ли поезда ночью?

Дождались вечера, В 19 часов выходим на дорогу. Сначала осматриваемся, долго прислушиваемся, затем пробираемся кустарником. Но вот кустарник кончился. Примерно с полкилометра, к самой дороге, идём полем. Ни одного облачка. Ярко светит месяц. Видно, как днём. Часто останавливаемся, прислушиваемся и... снова ближе к цели.

— А стоит ли рисковать в такую ночь? — промелькнуло в голове. — Не заметил ли враг? Нет ли где секрета? Однако все решили: нельзя же итти без результатов обратно.

Снова проверили винтовки и, готовые обрушиться на врага, идем к железнодорожному полотну.

На дорогу пробираемся ползком. Подойдя к дороге, отделилась влево и вправо для охранения. Несколько метров ползли вдоль дороги. Находим стык рельсов, снова осматриваемся, прислушиваемся и... начинаем работать.

Как на зло, насыпь оказалась сильно утрамбованной. Двумя кинжалами от винтовок рассекаем и расковыриваем землю, а комиссар руками отгребает и отбрасывает её в сторону.

Настроение исключительно хорошее. Раз, думаем, подошли незамеченными, то значит всё в порядке. Даже кто-то, забыв об опасности, во время работы стал про себя насвистывать песенку:

А ну-ка песню нам пропой,
весёлый ветер...

— Ты что это насвистываешь? Прекрати сейчас же. Ты что, к жене на печку забрался, что ли?! — выругался комиссар.

Осмотревшись кругом, прильнув к самой земле, все продолжали работу с новой силой.

Работать пришлось 20—30 минут. Как ни примерим — всё не лезет наша «машина».

Наконец, яма готова. М. И. закладывает заряд. Я быстро привязываю к гранатам шнур. Осторожно, чтобы не дернуть, раскручиваю рогатку и отвожу шнур в сторону. Остальные все, замаскировав и заровняв дорогу, идут сзади меня и маскируют шнур.

— Ну, всё готово! Товарищ Б., ложись со шнуром и производи взрыв. Когда паровоз подойдёт вот к этому столбу — а если с той стороны, то вот против этого куста, — делай рывок шнура. Мы будем находиться метрах в десяти от тебя, вот за тем кустом, — отдал приказ комиссар.

Минута — и все на своих местах.

— Э... эх, — думаем, — скорее бы пошёл поезд. Только бы пошёл. Для встречи его теперь всё сделано.

Лежим, притаившись, час, другой, прислушиваемся. Вот где необходима тишина, где важно укрыться и быть неразличимым.

А у меня, как на зло, весь вечер першило в горле. Поднялся сильный кашель. Товарищ М. И., залегший рядом со мной, сердится:

— Чорт тебя подери с твоим кашлем! Неужели ты не можешь прекратить?! Ты же испортишь всё дело!

Я молчал. Чувствую, виноват. Снял шапку и держу наготове. И как только захочется кашлянуть, прижимаю ко рту шапку, прилегаю плотно к земле и только тогда кашляю.

Лежим уже к концу второго часа. Вдруг в сторону станции Д. слышим гудок.

— Идёт! — шепчет С.

— Да, ребята, кажется, идёт!

Ждём. Однако шум поезда не приближается, а утихает... Пошёл, значит, не в нашу сторону.

Прошел ещё час томительного ожидания. Вдруг слышим гудок, за ним — другой. Но уже не в Д., а в Н-ском направлении. Напряжённо слушаем. И через несколько минут становится ясным: поезд идёт. Снова гудок: значит, без остановки проходит полустанок Б. Слушаем, как отчётливо пыхтит паровоз.

Все разом привстали. Вот теперь-то идёт!

Всматриваемся в ночную даль. Уже отчетливо над лесом видны клубы белого дыма. С каждой секундой нарастает шум. Комиссар ползёт, чтобы еще раз предупредить товарища Б. Огромнейшее напряжение всех сил. Вот из леса быстро выводит поезд.

— А, фашистская гадина! Попалась!

Смотрим — паровоз, за ним — другой. «Значит — двойная тяга, тяжелый и ценный груз», — промелькнуло в голове. «Вот это хорошо. Вот это здорово!»

Продолжаем наблюдать. Перед глазами с большой быстротой вырастает длинный состав поезда. Платформы, а на них — танки и автомашины, всюду — солдаты.

Паровоз приближается, растёт на глазах. Вот он у контрольного столба, когда тов. В. должен рвать за шнур. Рвёт шнур он один, но мы мысленно произносим все: «р... ррр-рра-аз!!»

Через несколько секунд раздался оглушительной силы взрыв. Метрах в 5—7 от паровоза поднялся мощный огненный столб. Он выбросил высоко-высоко огромную тучу чёрного дыма. Рельсы вместе с землёй и шпалами с визгом полетели вверх. В землю, носом вниз, врезался паровоз со всего хода, на него — другой, друг на друга полезли вагоны. Поднялся оглушительный грохот, треск. Танки и автомашины, перекувыркиваясь, полетели на землю, посыпались, забренчали стёкла кабин. Весь этот шум; и лязг смешался с чудовищным шипением лопнувших паровозных труб. Казалось, что поезд проваливается в какую-то пропасть.

Да здравствует наша любимая родина! Вот тебе и наша доля борьбы за тебя против озверелого врага. Это наш ответ на призыв любимого вождя товарища Сталина об усилении партизанской борьбы».

Враг глубоко вклинился в нашу территорию, он вынужден пользоваться огромной сетью дорог, по которым он перебрасывает вооружение, боеприпасы, снаряжение, продовольствие, солдат и офицеров. Священная обязанность партизан — не дать врагу возможности пользоваться коммуникациями, взрывать поезда с людьми и с вооружением, взрывать автотранспорт, разрушать мосты. Каждый километр железных и шоссейных дорог должен быть под контролем определённой диверсионной группы партизан. Задача заключается в том, чтобы не только взорвать поезд, а при взрыве превратить его в щепы, орудия и вооружение — в груду бесформенного металла, немецких солдат и офицеров — в трупы. Так и только так партизаны должны бить врага, уничтожать его технику, его живую силу.

Смелые действия партизан и в первую очередь разрушения, которые производят диверсионные группы, превратят наши бесконечные пространства в могилу для фашистов, парализуют коммуникации врага и тем самым приблизят момент окончательного разгрома гитлеризма.


Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница




Rambler's Top100 rax.ru