Содержание   •  Сайт "Ленинград Блокада Подвиг"


Никитин М. Н. Партизанская война в Ленинградской области. Враг вступил в Ленинградскую область


Враг вступил в Ленинградскую область

В июле 1941 г. полчища гитлеровской Германии ворвались в Ленинградскую область. Захватчики торжествовали. Они топтали дороги той области, которая носит имя Ленина. Каждый шаг вперёд приближал немцев к колыбели пролетарской революции — к городу Ленина.

Готовясь к нападению на Советский Союз, Гитлер внушал своей шайке разбойников: «Мы должны, препоясавши чресла, двинуться по той же дороге, по которой некогда шли рыцари наших орденов». На этой дороге, на льду Чудского озера, семь веков назад русский народ разгромил немецких псов-рыцарей и надолго отбросил их от своих границ.

На протяжении нескольких столетий немцы неоднократно пытались захватить северо-западную территорию нашей страны, но каждый раз их попытки разбивались русским народом.

В начале 1918 г. немцы повели наступление на молодую страну Советов. Их войска двигались на Петроград. На борьбу с врагами поднялись рабочие Петрограда и крестьяне Северо-западного края. Были созданы и спешно посланы навстречу наступающему врагу большевистские отряды, дружины. На фронт шли молодые полки только что организованной Красной Армии. В минуту грозной опасности возникли партизанские отряды, в которые вошли петроградские рабочие, солдаты, матросы и крестьяне. Только на Псковщине число партизан из местных крестьян превышало 3 тысячи человек. Красная Армия совместно с партизанами под Псковом и Нарвой нанесли сокрушительный удар немецким интервентам и белогвардейцам.

Однако и этот урок не пошел немцам впрок. На протяжении 25 лет существования Советского Союза они бесчисленными провокациями старались втянуть нас в войну. Гитлеровцы пытались создать в нашей стране так называемую пятую колонну, засылали к нам шпионов, диверсантов и убийц, были основными вдохновителями нападения на нас финской белогвардейщины в 1939 г.

Игнорируя уроки истории, немецкие захватчики в июне 1941 г. снова вероломно напали на нашу страну.

Вступив на землю Ленинградской области, немцы бешено рвались к Ленинграду.

Но захватчики просчитались. Они забыли, что пришли на землю, на которой живут и работают потомки псковских и новгородских повстанцев, свободолюбивых питерских рабочих, новые советские люди.

На борьбу с захватчиками встали рабочие, колхозники и интеллигенция, мужчины и женщины, молодёжь и старики. В беспримерной борьбе за родину, за Сталина, за свои города и колхозы, за свою жизнь почётное место принадлежит бесстрашным ленинградским партизанам и партизанкам — народным мстителям, покрывшим себя неувядаемой славой.

Гитлеровцы ворвались в пределы СССР с целью уничтожить страну Советов, истребить часть населения, онемечить и превратить свободные народы Советского Союза в своих рабов. Убийства беззащитного населения, грабёж, насилия, разрушения — такова система армии гитлеровского государства.

Захваченные в период войны немецкие документы, дневники, письма свидетельствуют о том, что в нашу страну ворвался страшный враг, с звериной психологией. Если его не уничтожить, — он растерзает всё живое, опоганит все наши святыни, разрушит и растопчет всё, что составляет для нас смысл жизни.

Вот запись в дневнике одного из таких хищников — солдата немецкой саперной роты 477-го полка 254 дивизии Рихарда Топпа, убитого в районе озера Круглое:

«Мы сделали свои сердца жестокими и крепкими. Мы готовы.

...Мы останавливаемся на маленькой станции. На запасном пути стоит поезд с русскими пленными. Монголы и русские, чистокровные красногвардейцы... Холодная ярость переполняет тебя, когда ты их видишь... Кончики всех моих пальцев зудели от желания взяться за ружейный приклад. Разговоры вроде: «Одержать победу» и т. п. больше не привлекают. Уничтожать, истреблять! Вот о чём нужно сейчас думать. Жалость должна быть вырвана из наших сердец, сострадание выжжено каленым железом, когда мы видим перед собой русских. Мы должны стать сильными и холодно решительными. Только так мы можем относиться к этому противнику. Мы — сильная раса и уничтожим всё, что препятствует нашему господству, как это делали каши предки. Наш путь идёт прямо. Если нужно, то через трупы, но никогда мы не должны колебаться. Через ночь — к победе!..»

Другой хищник пишет:

«Чем больше убиваешь, тем это легче делается. В конце концов мы ведь истребляем русских, — это азиаты. Мир должен быть нам благодарен».

Так думают и так поступают гитлеровские выкормыши на фронте.

А вот как рассуждают и чего хотят в тылу. В письме к солдату Францу Югелю его сестра Марта писала:

«Я послала тебе талисман и папиросы, но, очевидно, всё это сгорело, так как ты писал, что три почтовых поезда сгорели, может быть, там были и наши письма. Любимый Франц, будь там тигром и вешай коммунистов. Эти свиньи недостойны, чтобы на них тратили много пуль!»

Другая фашистская гадина сообщала 5 июля 1941 г. своему брату, солдату Эриху Клайнт, на фронт:

«Вчера я увидела первых пленных... Они ещё стоят перед глазами, эти безобразные, оборванные большевики. Для таких даже пули жалко».

В советской печати был опубликован приказ по 512-му пехотному полку германской армии, В этом приказе говорилось о том, что при отходе немцы должны превращать советскую землю в голую пустыню. «Чтобы произвести основательные разрушения,— писалось в приказе, — надо сжечь все дома: для этого дома необходимо заблаговременно заполнять соломой, каменные постройки взорвать. Подвалы уничтожать. Мероприятия по созданию зоны пустыни должны быть беспощадно и полностью подготовлены и выполнены».

Появившись в Ленинградской области, немцы начали с того, что сожгли тысячи крестьянских изб, сотни деревень, десятки общественных зданий. В первые же дни оккупации в Тосненском районе они сожгли 13 деревень, в Оредежском — 6, в Полновском — 5, в Лужском — 5.

В Дновском районе сожжено 28 деревень.

Только за 4 месяца (май — август 1942 г.) в Дновском, Белебелковском, Поддорском районах Ленинградской области сравнено с землёй 350 населенных пунктов, сожжено 4 200 домов и других зданий.

Такие же массовые пожарища они учинили и в других районах области. Деревни гитлеровцами сжигаются подчистую. Так, например, в Новгородском районе в выжженной немцами деревне Русса из 56 домов уцелел только один.

Почему немецкие изверги сжигают деревни и другие населённые пункты? Они их сжигают из ненависти к советскому народу, удовлетворяя свой животный инстинкт к разрушению. Причиной служит малейший повод. Деревню Батаног, Дновского района, немцы сожгли за то, что население не хотело поехать на каторжные работы в Германию; деревню Липовец, того же района, они сожгли за то, что крестьяне осмелились спрятать от грабителей свой хлеб; деревню Кряжи — за то, что туда приходили партизаны.

За массовыми пожарищами следовали массовые убийства. В деревне Червинская Лука, Тосненского района, мирных жителей расстреливали пачками из пулемёта. Когда в эту деревню пришли части Красной Армии, то нашли там 63 трупа женщин, детей и стариков — жертв фашистского террора. Во время расстрелов дети прятались за взрослых, и их трупы найдены под трупами взрослых. На большинстве трупов — следы пыток и насилий: отрубленные пальцы, колотые штыковые раны, вывернутые руки и ноги, отрезанные груди. Многие женщины перед расстрелом были изнасилованы.

В том же Тосненском районе немцы учинили зверское и бессмысленное убийство престарелых инвалидов. В бывшем Макарьевском монастыре был дом инвалидов, в котором находилось до 300 человек хронически больных женщин. Фашисты ворвались в этот дом, выгнали в поле его обитателей и всех хладнокровно расстреляли из пулемёта.

В Тосно немцы живым бросили в помойную яму 70-летнего старика, часовых дел мастера, только за то, что он еврей. Вступившихся за старика русских женщин бандиты до полусмерти избили.

В деревне Глухая Кересть, Новгородского района, немцы в сильный мороз выбросили через окно на снег пятимесячного ребёнка и двухлетнюю дочку колхозника Игнатьева. Деревню подожгли со всех сторон, а по бегущему населению открыли огонь из автоматов. Было много убитых и раненых. Раненого коммуниста Агеева Степана изверги бросили в баню и заживо сожгли. В Станковском сельсовете, Дедовичского района, за период с 12 апреля по 27 июня 1942 г. расстреляно 34 мирных жителя, в том числе 15 стариков, 4 детей, 15 женщин.

В трёх деревнях — Кузнецово, Дубовый Бугор, Плоский Бугор — гитлеровцы расстреляли 29 человек и в числе их: 83-летнюю Матвееву, 73-летнюю Артемьеву. В этих же деревнях изверги расстреляли двухлетнюю девочку, четырёхлетнего мальчика и их мать Богданову.

В деревне Вахрамеево, Белебелковского района, в бане был найден труп молодой женщины. По трупу с плачем ползал окровавленный грудной ребенок, искавший материнскую грудь. Фашистские злодеи надругались над женщиной, вырезали груди и убили её.

В феврале 1942 г. немцы вывезли из Пскова 600 стариков, женщин и детей евреев и всех зверски зарезали в карьере у деревни Ваулино. Такая же дикая расправа над еврейским населением была учинена и в других городах и населенных пунктах, оккупированных немцами.

В деревне Городня, Середкинского района, проживала семья красноармейца Чуева — жена и два сына. Без всяких причин немцы арестовали их, долго издевались, а затем расстреляли. Трупы убитых больше месяца валялись в канаве у дороги.

Можно без конца приводить примеры злодеяний гитлеровцев в оккупированных районах. Весь путь немцев — это путь гнусных, садистских убийств, грабежа и насилий.

В опубликованном 11 апреля 1943 г. сообщении Совинформбюро говорится: «Немецкое командование наводнило Дедовичский, Дновский, Порховский, Славковский, Псковский, Островский и Сошихинский районы карательными отрядами. Эти карательные отряды немцев, в которых собраны матерые бандиты и головорезы, с офицерами во главе, заливают кровью и сравнивают с землёй советские деревни и сёла. Врываясь в населённые пункты, гитлеровцы убивают поголовно всех женщин, детей и стариков, а трудоспособную часть населения угоняют на каторгу в Германию или на строительство оборонительных рубежей. Всё имущество населения до нитки конфискуется и присваивается карателями».

Немцы ограбили оккупированные ими города и селения. Из Сланцевского района всё оборудование, материалы и другое имущество вывезено в Германию. В Гдовском районе оборудование и имущество вплоть до фабричных труб также вывезено. Ограблена Псковская электростанция и другие предприятия города. Многие железнодорожные магистрали, ветки, например Псков — Полоцк, Сланцы — Веймарн, Волосово — Мшинская, сняты. Вывезены в Германию сельскохозяйственные машины машинно-тракторных станций.

Фашистско-немецкие захватчики по указке германского командования грабят по заранее обдуманному плану. Грабёж они возвели в культ, в движущую силу германской армии. В приказах командования, в распоряжениях фашистских властей подчёркивается, что одной из основных обязанностей немецкого солдата и офицера в населённых пунктах противника является грабёж. В этих приказах, также с «немецкой аккуратностью», даются подробные наставления, как грабить и что грабить. Немецкое командование требует применения самых крайних мер насилия, предлагает забирать всё вплоть до детских игрушек.

Заняв деревню, гитлеровцы запирают всех мужчин в одну избу, к избе ставят часовых и немедленно приступают к грабежу: отбирают лошадей, скот, хлеб и все продукты питания. После этого они начинают методично «исследовать» каждый угол избы, каждый хозяйский сундук. Всё, что попадается гитлеровцам на глаза, мгновенно исчезает в их походных мешках. Женское белье, детские распашонки, кастрюли, игрушки, шерстяные вещи, валенки — всё, что есть в избе, немедленно переходит в собственность фашистской саранчи.

Эту орду хищников наш народ справедливо назвал грабьармией. С этой позорной кличкой она и вошла в историю.


Предыдущая страницаСодержаниеСледующая страница




Rambler's Top100 rax.ru